ЗакрытьСookie и политика конфиденциальности

Этот сайт использует cookie. Чтобы узнать больше об их использовании, нажмите здесь.Чтобы удалить это сообщение и подтвердить согласие на использование cookie на данном сайте нажмите "X"

Омский государственный
аграрный университет
имени П.А. Столыпина

Детство, опаленное войной. Алёхина Людмила Александровна 06.05.2019

Детство, опаленное войной. Алёхина Людмила Александровна

О своем детстве в годы Великой Отечественной войны рассказывает Людмила Александровна Алёхина (Соловьева). Родилась 10 сентября 1936 года в селе Русиновка, Азовского района Омской области. В 1953 году окончила школу, в 1957 году – физико-математический факультет Омского педагогического института. Работала учителем математики в Азовской средней школе, а с 1964 по 1994 год (30 лет) работала ассистентом, старшим преподавателем Омского сельскохозяйственного института имени С.М. Кирова. 

Многие студенты инженерных факультетов помнят молодого, обаятельного, но достаточно строгого преподавателя математики, которая не жалея своего времени проводила с ними дополнительные занятия ликвидировала пробелы по элементарной математике и помогала разбираться в высшей математике. А ещё Людмила Александровна была куратором, членом редколлегии газеты «Кировец», стенной газеты «Земфаковец», принимала участие в спортивных соревнованиях, смотрах художественно самодеятельности, пела в хоре сотрудников вуза «Созвучие», была старостой хора. Сегодня Людмила Александровна на заслуженном отдыхе, живет в Екатеринбурге, но всегда помнит о родном вузе. 

Алёхина Людмила Александровна

image003.pngЯ была последним ребенком в многодетной интеллигентной семье, этаким «нежданчиком» у 45-летних родителей, мелочью «под ногами». Но мне суждено было всех старших похоронить, а некоторых и опекать. Это очень тяжело, и я с детства это понимала… 

Сначала детство было интересное. Я рано научилась читать, каждый день ходила в детскую библиотеку. Давали в руки только одну тонкую книжку, и я так надоедала библиотекарше, что она ворчала: «Ты мне, Соловьева, все перья перепортила». Я ведь расписывалась печатными буквами – очень крупно. 

В июне 1941 года мне ещё не было пяти лет, но я всё отлично помню. Мы с мамой, учительницей начальных классов, поехали из с. Азово в с. Горьковское, где работала старшая сестра Елена Александровна, окончившая факультет молочной промышленности Омского сельскохозяйственного института имени С.М. Кирова. И вдруг такое потрясающее сообщение по радио… Все в шоке. Сестра Лиля плакала и повторяла: «Он сказал, победа будет за нами!». 

Кое-как добрались мы до г. Омска, встретились там с братом Сашей, окончившим медицинский институт (педиатрический факультет). Он сразу ушёл на фронт. Как мы позже узнали, Саша воевал на Карельском фронте (он был хорошим лыжником). Таскали раненых с поля боя не хрупкие девочки, а здоровенные крепкие парни, оказывали первую медицинскую помощь и отправляли в тыл, в госпиталь. 

image005.jpg

Карелия, 1942 г. Брат – Александр, надпись – на память сестре Лене от Саши. 

Добравшись до дома узнали, что отец получил вызов в военкомат. Он бодро шутил в своём духе: «Ну, мамка, суши сухари». Но его не взяли в армию, ему было ровно 50 лет. Он достраивал свой дом – это была его мечта. Где-то доставал саженцы для закладки сада. Вообще-то он был железнодорожником, работал мастером в Омском депо, но обстоятельства вынудили покинуть город и стать сельским жителем, а работать в органах просвещения. 

image007.jpg

Отец Александр Павлович (слева), 1909 г. 

Все семейные средства уходили на строительство дома, и встретили мы суровые годы полураздетыми. Я зимой даже не гуляла – не было нужной обуви и одежды. Я приросла к репродуктору, пресловутой «черной тарелке», напряжённо слушала торжественно-мрачный голос диктора: «От Советского информбюро. Оперативная сводка. Наши войска в жестоких, тяжелых боях с превосходящими силами противника оставили город…». И так город за городом. Настроение у всех было тяжелое, напряженное. Все автоматически выполняли свои обязанности. Невыносимо было смотреть на горе людей, получивших «похоронку». Одна наша учительница – соседка, преподаватель немецкого языка, так плакала, что потеряла голос и не смогла вести уроки. Под Ленинградом погиб её муж, преподаватель физкультуры, отец двоих малолетних детей. 

image009.jpg

Брат Соловьев Александр Александрович 

Стали приходить и письма с фронта – треугольники с клеймом «проверено военной цензурой», «полевая почта №…». Содержание было: «Жив-здоров, чего и вам желаю, пишите, жду». Брат благодарил маму, что дала ему хорошее здоровье. «Многие мои товарищи страдают желудками», - писал он. Я писала ему письма, конечно, печатными буквами, о себе: «Саша, я прочитала Маяковского, теперь читаю Шекспира» (у нас была хорошая библиотека – классики). Эта фраза всех потрясла, хохотали до слёз. Они и в этом аду находили повод повеселиться. После этого всегда спрашивали, когда же сестренка опять что-нибудь «такое» напишет. 

image011.jpgimage013.jpgimage015.pngimage017.jpgimage019.png

Фронтовые открытки 

Я всегда говорю, всё можно перетерпеть, только не голод. Мы вроде бы и не голодали в полном смысле, но всегда хотелось есть. Родители тратили все заработанные средства на продукты питания, достать их было проблемно. Меня тоже посылали с просьбами, а я по характеру своему терпеть этого не могла и не могу! Помню, у мамы очень болела голова. Она говорит: «Милочка, пойди в столовую, попроси 10 стаканов чая с сахаром, только сахар отдельно». Я сходила, пересилила себя, попросила, мне дали. Мама выпила чашку горячего сладкого чая, крякнула – выздоровела! 

Летом было веселей. Гуляли, ходили в лес, искали грибы-ягоды, ели какую-то зелень, которая называлась «калачики». Мальчишки разоряли (по весне) птичьи гнёзда, стреляли диких голубей – мясо. Было много нищих… 

Ели, в основном, картошку, но без жира это было невкусно. Её, родимую, засыпали, частично, в подвал (в доме) и, частично, в погреб (на улице). Открывали погреб ранней весной, когда съедали первую часть. Но так случилось, что была очень холодная зима и картошка в погребе замерзла. Это была трагедия, так как основной продукт питания – картошка. Когда настали иные времена отец наш не ел картошку в течение десятилетий (он умер на 101 году жизни), не переносил в любом виде, не хотел даже видеть её. 

image021.png

Отец – Соловьев Александр Павлович на своей пасеке в своем саду – сзади Алехина Л.А. и Горохова Н.Ю. (1959 г.) с Азово Омской области. 

Помню вкусный жмых, рыжиковое масло, пахту. Отец и старшая сестра летом подрабатывали на местном молокозаводе. В 1944 году мама получила Орден Ленина и ей дали корову. Стало, конечно, сытнее, хотя хлеба всегда было мало. 

image023.jpg

Мама – Соловьева Елена Андреевна (1891-1960) – заслуженный учитель школы РСФСР, урок труда, с.Азово, Омской области 

Регулярного сообщения с городом не было. Использовался конный транспорт. Позже – «голосовали» на большой дороге. Приходилось и пешком преодолевать большие расстояния. Мама сушила картошку, а потом с котомкой шла пешком 40 километров до общежития Омского сельскохозяйственного института, где с 1942 года училась моя сестра Марта, а потом и сестра Лиля. Иногда они приходили домой с обмороженными коленками… Как-то раз принесли мне маленький мандарин, но и он тоже был замерзшим. 

image025.pngВ школу меня взяли сразу в третий класс, в восьмилетнем возрасте я окончила его с похвальной грамотой «За отличные успехи и примерное поведение». 

В райцентре Азово в войну электричества не было. Освещались керосиновыми лампами «десятилинейными», «двадцатилинейными». Директор школы сам руководил этим процессом. Утром и вечером лампы с начищенными стёклами укреплялись на стенах классов. Освещение было скудное, напрягали зрение в полутьме, тем более, что писали не в чистых тетрадках, а в промежутках между строк каких-либо «ненужных» книг. Во время большой перемены девочки образовывали хоровод, держались под руки и слегка раскачивались, поднимая пыль ногами, ходили и пели песни Гражданской войны: «По долинам и по взгорьям», «Дан приказ – ему на запад…», «Там, вдали, за рекой…». 

Учителя всегда учили благородству, взаимопомощи, добру. Во время войны было много эвакуированных, в том числе и учителей. Это были интеллигентные люди из Ленинграда, Минска. Их очень уважали за профессионализм, за высокую культуру взаимоотношений, за несгибаемость и бодрость духа. 

По радио звучал тот же голос, но уже другой текст, так как наши войска освобождали города один за другим. Уже и песни зазвучали другие, мы их сразу выучивали. Уже и праздники стали отмечать. Я любила, когда у нас собирался учительский коллектив – шутки, песни, общий стол вскладчину. Если собирались в малом составе, гадали (перед Новым годом). Подвешивали нитки, поджигали, загадывали – вернётся «мой» (или нет…). Одна учительница хорошо гадала на картах – она была нарасхват. 

И вот пришёл этот долгожданный день! Я проснулась от громких рыданий – это плакали, обнявшись, мама и старшая её дочь, у которой жених погиб в 1945 году. Погибли двое двоюродных наших братьев - 19 и 21 лет. Брат Александр благополучно закончил войну уже хирургом, орденоносцем, офицером. 

image027.png

Братья – Александр и Фёдор (слева) 

Помчалась я к нашим близким соседям. Друг мой Толя, на три года старше меня, сидел за столом и повторял слова правительственного сообщения: «Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины!». Его отец, политрук, погиб в начале войны.

image029.png

Февраль 1968 год, празднование 50-летия ОмСХИ им. С.М. Кирова. Сестры Соловьевы: Людмила (кафедра математики), Марта (агрофак); стоят: Лиля (факультет молочной промышленности) и Лена (факультет молочной промышленности). 

image031.png

Сестры Соловьевы много лет спустя.





Возврат к списку