ЗакрытьСookie и политика конфиденциальности

Этот сайт использует cookie. Чтобы узнать больше об их использовании, нажмите здесь.Чтобы удалить это сообщение и подтвердить согласие на использование cookie на данном сайте нажмите "X"

Омский государственный
аграрный университет
имени П.А. Столыпина

04.10.2019

Детство, опаленное войной. Орлова Эмма Дмитриевна

image007.pngimage003.pngВыпускники и ветераны университета помнят строгого, но очень справедливого преподавателя кафедры агрохимии Эмму Дмитриевну Орлову, которая в 1960 году после окончания Московской сельскохозяйственной академии имени К.А. Тимирязева пришла работать в Омский сельскохозяйственный институт имени С.М. Кирова. Эмма Дмитриевна служила аграрному образованию 40 лет, прошла путь от ассистента до доцента кафедры агрохимии. В 1968 году защитила кандидатскую диссертацию. В 1972 году решением ВАК утверждена в ученом звании доцента по кафедре «Агрохимия». 

Всё дальше отодвигаются события тех далеких времен, но все отчетливее в душах людей, переживших ту страшную войну и познавших все её ужасы, воскрешают память. Наше детство, как и у всех людей моего поколения, было опалено и украдено войной. Что касается нашей семьи, то нам выпало счастье остаться в живых. У многих детей судьба сложилась трагичнее и тяжелее. 

Несмотря на все трудности и невзгоды, мы очень гордились нашей великой страной, восхищались подвигами фронтовиков и тех, кто трудился в тылу. Нам посчастливилось встретить на своем жизненном пути многих порядочных, благородных, самоотверженных людей, готовых всегда прийти на помощь тем, кому приходилось труднее. 

Я родилась в 1933 году в Белоруссии в семье военнослужащего Дмитрия Фёдоровича Орлова и Елены Игнатьевны Жовнер. Отец служил в пограничных войсках на границе с Польшей. В 1939 году в семье было уже четверо детей: три девочки и мальчик. Семьи пограничников жили в больших деревянных домах, пищу готовили на керосинках и примусах. Служба у пограничников из-за постоянных провокаций была очень сложной, обстановка тяжелой, да и в это время в стране после гражданской войны жилось трудно, но все жили дружно, помогали друг другу. Наша мама часто болела, и тогда на выручку приходили соседи. Праздники отмечали вместе. Дети росли в общении с природой и лошадьми. На сохранившейся фотографии отец в форме кавалериста, ему в то время было 25 лет. 

image005.png

Мой отец, Д.Ф. Орлов, Белоруссия, 1932 год. 

Сохранились и две фотографии детей пограничников. 

image007.png

Дети пограничников, Белоруссия, 1935 год, я среди мальчиков. 

image009.png

Дети пограничников, Белоруссия, пограничная застава, 1936 год, Я с мамой справа во втором ряду. 

У всех светлые радостные лица. Они ещё не знают, что начнется война и многие из них погибнут. 

Нашей семье удалось избежать такой трагедии, так как в 1938 году отец окончил пограничное училище и его отправили служить в Сибирь и на Дальний Восток. Мамины родные (она воспитывалась в приемной многодетной семье) не успели эвакуироваться и оказались в оккупации, им пришлось многое пережить, они помогали партизанам, спасли еврейскую девочку, были очевидцами страшных злодеяний фашистов, но об этом мы узнали только в 1949 году. 

В январе 1939 года наша многодетная семья отправилась в далекий путь, в то время мне, старшей дочери, было 6 лет, сестрам – 4 и 2 года, брату – 3 месяца. И все мы болели коклюшем. Как справлялись родители с такой оравой, трудно представить. 

На поезде мы доехали до Новосибирска. Затем после короткого отдыха отправились в Хакасию. За все время с 1939 по 1945 годы наша семья постоянно переезжала, иногда по два-три раза в год. 1939-1943 гг. – Хакасия; 1943 – 1944 гг. с . Игнашино (Амурская область), пограничная застава находилась на берегу Амура; 1944-1945 гг. – с. Мангут (Читинская область). Все эти переезды сопровождались большими трудностями – поезда, машины в зимнее время по горным дорогам, лошади, переправа через Енисей на лодках… И обо всем пережитом в детском возрасте можно написать много, остановлюсь на некоторых эпизодах и послевоенном времени: 1945-1951 гг. 

Хакасия, 1939-1946 гг. 

В Хакасии мы жили на разных пограничных заставах, но большую часть времени в поселке Абаза. Нас поразила удивительная красота этого края: тайга, горы, горные речки, много цветов, ягод. Семьи пограничников жили в деревянных домах, детей разного возраста было довольно много, для них устраивались праздники, зимой сооружали снежную горку. В пограничной части был сухой закон, мы никогда не видели пьяных и не слышали нецензурной брани. В предвоенные годы снабжение было очень хорошим, наши родители смогли купить нам хорошую одежду. Границу охраняли на лошадях и со служебными собаками. 

Школа находилась в соседнем поселке, куда зимой нас возили на лошади, а весной и осенью мы ходили пешком. 

Когда началась война, я окончила первый класс. Помню, как отец пришел со службы и сообщил нам об этом. Мама горько заплакала, мы, дети, не сразу поняли, что в страну пришла большая беда, а потом сразу повзрослели и сильно переживали, надеялись на скорую победу. Дети помогали колхозникам убирать урожай, а играли только в войну. 

Отец сразу же подал рапорт с просьбой направить его на фронт, но ему отказали. В стране наступило очень тяжелое время, мы, дети, хорошо это понимали и старались хорошо учиться. 

Дальний Восток, 1943 год, с. Игнашино. 

В 1943 году отца перевели на границу с Китаем (Маньчжурия), территория была занята японцами. Граница проходила по Амуру. Там я училась в 4 классе, который окончила с Похвальной грамотой. Школа была маленькой, но, благодаря замечательной учительнице - очень уютной. Дети под её руководством даже устраивали концерты для взрослых. 

Границу охраняли военные катера. Японцы периодически пытались нарушить границу. Вскоре отец получил новое назначение и мы отправились снова на запад, уже на юг Читинской области в с. Мангут, которое находилось на реке Онон. Через несколько месяцев отца направили в действующую армию, а меня для продолжения учебы - в интернат для детей пограничников, который находился в Иркутске. Мама осталась одна в глуши с тремя детьми. Для нашей семьи наступило особенно трудное время. 

Работы для мамы не было, жили впроголодь, многие вещи обменяли на продукты. Папа писал маме: продавай всё, береги детей. Младший брат ходил с котелками на солдатскую кухню в надежде, что там останется каша. Средняя сестра месяц жила у чужих людей, которые предложили маме взять её на пропитание. И только в июне 1945 года за нашей семьёй приехал солдат из военной части, привез продукты, деньги и вызов на проезд нашей семьи на Украину, где служил отец. 

Город Иркутск (1944-1945 гг.) 

В интернат меня и других детей привез военный. Сначала было очень трудно привыкать жить без родителей, в чужом большом городе, к новым учителям и ученикам. Письма от мамы и отца приходили очень редко; папа писал, что скоро кончится война и будем все вместе. В интернате зимой было очень холодно, кормили плохо, постоянно хотелось есть. В школе давали какую-нибудь похлебку, домашние дети её не ели, а мы, интернатские, съедали всё. До сих пор помню запах хлеба, которым меня иногда угощала одна девочка – одноклассница. Радостным событием было для нас приглашение в воинскую часть на праздник 7 ноября. Там мы выступали с концертом, а потом нас накормили вкусной кашей и компотом. Интересно отметить, что общая беда сплотила людей, не было никаких конфликтов среди детей. Даже в это очень трудное время нас учили санитарному делу, вязанию, вышиванию, штопке. 

Самым радостным днем был День Победы – 9 мая 1945 года. Общее ликование всех людей, слезы, радость, крики «Ура!». Но накануне этого радостного дня наша воспитательница получила извещение о смерти мужа. Она так громко рыдала, что было страшно. 

Вскоре за нами приехал военный и развез нас по домам. Мои родные уже собирались к отцу на Украину, но в это время пришло сообщение, что нужно ехать в Литву. 

Литва, 1945 год. Встреча с отцом. 

Опять мы в пути. До Читы по горным дорогам добирались на машине, а потом пятеро суток жили на вокзале, так как не было билетов до Москвы. Посадка в поезд с детьми в это время была очень трудной. К счастью, нам помогла незнакомая женщина. С трудом разместились в вагоне и более семи суток ехали до Москвы, где нас встретила папина сестра, проводила на другой вокзал, и мы поехали в Вильнюс, где нас должен был встретить отец, с которым мы не виделись почти два года. 

Поезда шли по территории нашей страны, которая сильно пострадала во время войны: разрушенные города, сожженные села, кругом разруха, вместо вокзалов временные помещения, война прошла тяжелым катком по Смоленску, Орше, Минску… 

Наконец-то мы прибыли в Вильнюс, но по какой-то причине отец нас не встретил, опоздал к поезду. Мама решила отправиться к месту назначения самостоятельно. К счастью, помощь ей оказала незнакомая женщина, полька по национальности. Она купила нам еду и посадила на нужный поезд. 

И наконец-то долгожданная встреча с отцом! Увидев нас, испуганных, измученных долгой дорогой, наш мужественный отец заплакал. Нашей радости не было границ: мы все живы и в полном составе!

image011.png

На фотографии наша семья в 1945 году, когда мы приехали в Литву. Мама Елена Игнатьевна и все дети, Эмма – справа. 

Но война для нашей семьи в 1945 году не закончилась. При отступлении фашисты оставляли на территории своих пособников, участников карательных отрядов, которые убивали военнослужащих, членов их семей и местных жителей, лояльных к советской власти. Мы были на похоронах погибших, очень переживали, особенно запомнился молодой солдат, который должен был через несколько дней отбыть в отпуск в Грузию. Из-за серьезной опасности семьи военных охраняли, с нами постоянно находился солдат. 

В этом маленьком городке (я умышленно его не называю) не было русской школы, родители решили отправить меня в Курск к бабушке. Опять предстояла разлука с семьёй и поездка с незнакомыми военными (отца со службы не отпустили, а мама не могла оставить младших детей). 

Курск, 1945-1946 гг. 

В конце сентября 1945 года еду в Курск, мне уже 12 лет, но больше 10 никто не дает. До Москвы добрались вполне благополучно, сели в поезд, в котором были в основном военные, возвращавшиеся домой. Шум, суета, страшно. Вдруг подходит ко мне солдат и спрашивает, сколько мне лет. Он удивляется, что я такая маленькая и худая и дает плитку шоколада (невиданная вещь для того времени), а на следующей остановке другой солдат принес мне два огромных яблока. 

В Курск приехали ночью, вокзала нет, какая-то будка, темно, транспорта нет, пошли пешком. Наконец-то добрались до дома бабушки, это было наше первое знакомство. 

Курск был очень сильно разрушен, его восстанавливали, в основном, пленные немцы. Как-то один из них постучал бабушке в окно и попросил еды. И бабушка, пережившая оккупацию, накормила его. Наша тётя помогала подпольщикам и после допроса в гестапо сильно болела. 

В Курске я оказалась в середине октября, то есть к началу занятий опоздала на 1,5 месяца, была очень худой, поэтому на семейном совете решили меня направить не в шестой класс, а снова в пятый. Мне очень не хотелось пропускать один год, но пришлось смириться. 

Опять новая школа, ученики и учителя. С продовольствием было ещё трудно, страна долечивала военные раны, но моим родным (бабушке и тёте) как-то удавалось меня хорошо кормить и даже купить на базаре одежду. Впервые за военные годы меня пригласили к однокласснице на Новогоднюю ёлку, которая была украшена самодельными игрушками, печеньем и карамелью. О школе, учениках и учителях осталось очень хорошее впечатление. За отличные успехи я получила Похвальную грамоту. С большой теплотой вспоминаю бабушку и тётю Маню, которые заботились о моём здоровье в это еще тяжелое время. 

После окончания школы за мной снова прислали солдата, который отвез меня (правда, с некоторыми приключениями) к родителям в Литву, там снова готовились к переезду в другой город, там не было русской школы и меня и мою среднюю сестру отправили в интернат для детей военных в г. Каунас. 

Литва, г. Каунас (1946-1948 гг.). 

Послевоенное время было очень трудным, в 1946 году еще не отменили карточки, это отразилось на питании в интернате, некоторым детям родители привозили дополнительные продукты. Нашим родителям это сделать удавалось редко, но и мы стойко переносили жизненные трудности. 

В Каунасе я училась в русской гимназии два года – 1946-1947 гг. – 6 класс; 1947-1948 гг. – 7 класс. 

image013.png

В интернате, 1947 год, Эмма – крайняя справа. 

Отношение к воспитанникам, несмотря на озорство, было душевным, иногда некоторых приходилось утихомиривать, но всё это без всякой злобы. К сожалению, моя сестра (ей было 10 лет) очень тосковала по родителям и из-за этого тяжело заболела. Помню она лежала в темной комнате и отказывалась от еды. Вскоре родители забрали ее домой. Из-за плохой одежды я сильно простудилась, получила сильное осложнение на сердце и в последующие годы меня освободили от занятий по физкультуре. 

Запомнился такой эпизод. Воспитатель спросила нас, что мы дома едим на завтрак? Все дружно ответили: картошку, хлеб. Она сказала, что скоро наступит время, когда у нас будет белый хлеб с маслом, сыром и колбасой. Нам показалось это нереальным. Многие дети любили читать, воспитателям приходилось строго следить – сначала уроки, потом – чтение художественной литературы. 

На фотографии ученики 7 класса, которые в школьной форме, остальные в разной одежде, но все с пионерскими галстуками. 

 image015.png

Ученицы и учителя русской гимназии, 1947 год. Эмма – пятая слева в верхнем ряду. 

В школе обязательными предметами были литовский язык, музыка, рисование, английский. Среди учителей были фронтовики, учителя, командированные из России. Особенно запомнились: красавица учительница английского языка, выпускница Ленинградского университета, учительница математики, они есть на фотографии. 

На фотографии почти все дети, жившие в интернате в это время, есть первоклассники и ученики старших классов, а также обслуживающий персонал. 

image017.png

Воспитанники, воспитатели и обслуживающий персонал интерната для детей военнослужащих, г. Каунас, 1947 год 

Помимо учебы, нас водили в кино и на концерты. Местное население относилось к нам дружелюбно. Но опасность для нас ещё не миновала. Когда нас на каникулы повез солдат, мы чудом избежали гибели. Машина, на которой мы должны были ехать, попала в засаду, и почти все люди, которые там были, погибли. Наши родные искали нас среди погибших, трудно представить, что они пережили. Нас (меня и сестру) привезли на следующий день, мы заночевали по решению солдата в какой-то литовской семье. 

Пока я училась в седьмом классе, отца перевели в другой город и меня из интерната доставил какой-то попутчик. Окончила седьмой класс вполне успешно, всего с несколькими четверками (по литовскому языку и музыке). С огорчением покидала друзей, с некоторыми удалось встретиться в Вильнюсе. Несмотря на трудности, всю жизнь вспоминаю интернат, друзей. 

Ленинград, 1948-1949 год. 

В 1948 году родители вынуждены били отправить меня в Ленинград. Там я жила у родственников и училась в восьмом классе. Оказалось, что программа обучения в седьмом классе в Литве отличалась от Ленинградской и по многим предметам пришлось самостоятельно «нагонять упущенное», с чем я успешно справилась. 

Интересна судьба наших родственников. Муж тёти был крупным специалистом на оборонном заводе, и его в начале 1941 года направили на стажировку в Германию, по какой-то причине он не успел оформить документы на семью, и это спасло им жизнь. Из блокадного Ленинграда их эвакуировали в Казань, после прорыва блокады они вернулись в Ленинград. 

Постепенно жизнь в городе налаживалась, но пережившие блокаду старались не вспоминать о выпавших на их долю страданиях. Нужно отметить, что в это, ещё очень тяжелое для страны время жители Ленинграда хорошо (по тем меркам) были обеспечены продовольствием. Интересный факт: в город после войны специально завезли много кошек, жители их оберегали. Запомнился такой эпизод. Студенты одного вуза шли строем по мостовой и пели: «Вставай, страна огромная…». Жители в тревоге выбежали на улицу. 

С некоторыми трудностями с пропиской, меня приняли в восьмой класс школы. Опять незнакомые учителя, одноклассники. Однако мои опасения оказались напрасными. Меня встретили приветливо, появились новые подруги. С учебой справлялась, в итоге в табеле оказались две четверки, даже участвовала в городской олимпиаде по физике. Среди учителей и одноклассников многие были в эвакуации или выжили в блокаду, но никогда об этом не говорили. Даже в молодом возрасте (15 лет) я восхищалась стойкостью, мужеством, патриотизмом этих людей. 

Помимо учебы, мы посещали музеи, театры, встречали замечательные «белые ночи». В 1949 году мне исполнилось 16 лет и я получила паспорт. Покидала Ленинград с грустью и благодарностью родственникам, учителям, одноклассникам. И снова прощание с новыми друзьями и уже самостоятельный отъезд к новому месту службы отца в г. Вильнюс и долгожданная встреча с родителями, сестрами и братьями. И опять тревога, как сложится все в новой школе?

Г. Вильнюс (Литва), 1949-1951 гг. 

В то время Вильнюс был небольшим городом, много узких улиц, булыжная мостовая. Транспорта мало, только автобусы, много костёлов, в которых поочередно вели службу и литовские, и польские ксёнзы. Много разрушенных домов было в районе вокзала. Восстановлением руин занимались пленные немцы и местные жители, школьников привлекали редко. До войны в Вильнюсе проживало много евреев, некоторым удалось бежать из города, но многие оказались в еврейском гетто и погибли. В городе во ремя оккупации было гетто, в котором находились семьи военных, их участь была ужасной. После освобождения города там работали литовские, польские русские гимназии со сроком обучения 11 или 12 лет. И только две русские школы, в которых срок обучения был 10 лет, поэтому в них был большой конкурс. Во всех школах обязательно преподавали русский и литовский языки, так как они были государственными. В это тяжёлое послевоенное время многие родители не могли дать детям среднее образование. К тому же некоторые дети во время оккупации Литвы фашистами вообще не учились. В средней школе города Вильнюса я училась два года (в 9 и 10 классах). С большой благодарностью вспоминаю одноклассников, наших учителей, которые обладали глубокими знаниями, порядочностью и добротой. Многие выпускники нашей школы (с некоторыми я встретилась в Новосибирске и Омске) особенно признательны директору школы, учителю русского языка и литературы Дмитрию Александровичу Пахомову, выпускнику Ленинградского университета, фронтовику. Он не только был прекрасным Учителем, но и воспитателем. Одноклассники общались между собой уважительно и всегда помогали тем, кому было трудно в жизни. Конечно, было и мелкое озорство, но без серьезных конфликтов. Хорошие знания, полученные в школе, позволили многим нашим выпускникам окончить престижные вузы Москвы и Ленинграда, где конкурс был очень высоким. Среди моих бывших одноклассников – врачи, учителя, научные работники, инженеры, геологи, дипломаты, артисты, руководители крупных предприятий. 

Окончив школу с золотой медалью, после собеседования я поступила в Московскую сельскохозяйственную академию имени К.А. Тимирязева, которую я окончила в 1956 году по специальности Агрохимия и почвоведение. В академии посчастливилось учиться у крупных ученых, замечательных педагогов, среди студентов различных национальностей СССР, Испании, Венгрии, Польши, ГДР, Румынии, Албании, Китая. 

После распределения вместе со своими подругами отправилась в Новосибирск, оттуда нас перевели в Омск. Работала четыре года в Гипроземе, а с 1960 по 2000 год – на кафедре агрохимии ОмСХИ сначала ассистентом, а потом доцентом. В институте мне, молодому специалисту, крупно повезло. Я общалась с замечательными учеными и преподавателями: профессором А.З. Ламбиным, который был моим руководителем, профессором К.П. Горшениным (с его научными трудами мы были знакомы, когда были студентами), профессорами Н.Д. Градобоевым, А.Р. Кожевниковым, М.З. Журавлевым и другими. 

Я благодарна коллективу кафедры агрохимии, моим коллегам разного возраста за их тёплое, дружеское отношение, сотрудникам агрономического факультета, кафедре почвоведения и другим, всем студентам, которых я учила. Многие из них постоянно оказывают мне внимание – звонят из других городов, навещают. 

Наша семья 

image019.pngМой отец Орлов Дмитрий Фёдорович родился в Туле, в многодетной семье. На их детство и юность, как и для многих граждан России, выпали тяжёлые испытания – Первая мировая война, революция, гражданская война, Отечественная война. Удивительно, но все дети получили образование и выросли достойными людьми. Наш отец стал кадровым военным, окончил пограничное училище, служил на западной, а потом на восточной границе, а после войны - в Западной Украине и Литве. Последние годы жизни работал в МВЛ Литовкой СССР, ушел в отставку в звании подполковника. 

Мы, дети, всегда гордились нашим отцом и уважали за смелость, честность, порядочность. Он пользовался большим уважением среди сослуживцев, никогда не пользовался служебным положением, чтобы устроить своих детей на «теплые места». Он говорил: «Как все, так и вы, есть люди, которые хуже нас живут». Отец принимал участие в освобождении Украины, служил в дивизионной разведке. Награжден тремя орденами (Красной Звезды, Боевого Красного Знамени, орденом Знак Почета), медалями. Благодаря нашему отцу мы, три дочери, несмотря на тяжелое время, смогли получить высшее образование. 

После тяжелой, продолжительной болезни наш отец скончался в 1964 году в возрасте 56 лет и был похоронен на кладбище, которое находится в Вильнюсе. 

image021.pngНаша мама, Орлова Елена Игнатьевна, родилась в 1914 году, воспитывалась в многодетной приемной семье. Детство её было очень тяжелым, она смогла окончить только 4 класса и рано начала работать. На её долю выпали слишком большие испытания, постоянные переезды с маленькими детьми, иногда до трех раз в год, трудные предвоенные и военные годы, тяжелая болезнь отца, за которым она мужественно ухаживала. Мама отличалась большим обаянием, чуткостью и состраданием к чужим бедам. Не имея хорошего образования, стремилась к тому, чтобы все дети получили высшее образование. 

Мы бесконечно благодарны нашим родителям за заботу, воспитание, поддержку в жизни. Мама скончалась в 2005 году и похоронена рядом с отцом в городе Вильнюсе. За могилами ухаживают их внуки и правнуки. 

Что касается нас, их детей, то мы все четверо выросли, получили образование, честно трудились, стали достойными гражданами нашей страны. Судьбы каждого из нас сложились по-разному. О себе, старшей из детей, я написала. Моя родная сестра Галина Дмитриевна окончила 8 классов, затем педагогическое училище в г. Курске и с 18 лет начала трудовую деятельность учителем начальных классов в глухом таежном поселке Приморского края. Затем судьба снова связала ее с Литвой, где она, работая учителем и имея двоих детей, заочно окончила Педагогический институт в г. Шауляе. Всю свою жизнь сестра посвятила школе и детям, работая в русских школах разных городов Литвы. Последние годы учила детей в г. Паневежисе. Галина Дмитриевна– Заслуженный педагог Литовской СССР, имеет многочисленные награды и благодарности. Сейчас проживает в Литве, там живут ее дети, внуки и правнуки. 

Младший брат Виктор Дмитриевич окончил 8 классов и ПТУ, отслужил в армии, уехал в г. Тулу, где работал мастером производственного цеха на заводе. 

Младшая сестра Раиса Дмитриевна родилась в 1937 году, окончила среднюю школу в г. Вильнюсе, поступила в Вильнюсский государственный университет на физико-математический факультет, а затем уже заочно, получила второе высшее образование по специальности механик-конструктор. Работала конструктором на различных предприятиях Вильнюса, Шауляя, а с 1975 года в г. Калининграде на машиностроительном заводе ПО «Кварц» на различных должностях от инженера-конструктора до начальника конструкторского бюро отдела товаров народного потребления. После ухода на пенсию активно и весьма успешно занялась творчеством, пишет стихи и прозу, которые напечатаны в различных изданиях города Калининграда. Некоторые из них помещены в мои воспоминания. Она создала свою оригинальную технику художественной глади, открыв огромные возможности ее применения. После многих лет кропотливой работы ею создана галерея уникальных картин, вышитых в технике глади. Её творчество в вышивке отмечено многочисленными дипломами за достижения в области культуры и искусства за активное участие в патриотическом воспитании молодого поколения. В 2012 году стала победителем конкурса «Патриот земли Российской имени Александра Невского». Её работы с большим успехом экспонировались в музеях Калининграда и за рубежом (Польша, Бельгия). Она продолжает заниматься творчеством, награждена дипломами Творческого союза художников России «За вклад в отечественную культуру» (г.Москва), номинант пятого конкурса «Человек-События-Время» (г.Москва). В 2016 году – Дипломант международного конкурса «Филантроп» (г.Москва). 

К воспоминаниям прилагаются стихи, написанные моей младшей сестрой Кучко Раисой Дмитриевной. 

 Э.Д. Орлова

Кукла 

image023.png

Фото Р.Д. Кучко 

В шкафу, за стеклом, 

в красивом наряде, 

Старинная кукла живет у меня. 

Подругой своей я ее называю, 

Сдружили нас с детства боль и война. 

Лицо потускнело, и стерлись ресницы, 

И кос ее тонких никто не плетет, 

Но смотрит она, как строка из страницы, 

Со мной разговор всё ведет. 

Ей снятся, наверно, военные годы! 

Сны, полные былей о времени том... 

Те трудные годы она была рядом – 

Кукла - свидетель о страшном былом. 

Помнит она, как война начиналась, 

Как спешно прощался с нами отец, 

Как молча мать слезы платком вытирала, 

А он говорил: война - не конец! 

Он обещал, что скоро вернется, 

Что знает, как счастливо мы заживем! 

Отец не предвидел разлуку надолго, 

И то, что к Победе не скоро придем. 

Я помню, состав стоял на перроне, 

Гудела, волнуясь, людская толпа, 

И куклу отец протянул на прощанье: 

«Учись хорошо и не плачь никогда!» 

И молча стояли мы на перроне, 

Когда растворился последний вагон, 

Вдруг тишину разорвало, как громом, 

То в небо понесся рыдающий стон! 

В те черные дни со мной была кукла, 

Смотрела, открыв голубые глаза, 

Как голод морил, как плакала мама, 

Не зная, чем завтра накормит меня. 

Прошли годы - всё в прошлом осталось. 

Изменился весь мир, и страны той уж нет. 

Похоронен отец на литовской чужбине. 

И зачем? Почему? - разве даст кто ответ? 

Навестить бы отца, да мешают границы.

И, как в детстве, в глазах куклы, вижу тоску, 

Как смотрела вослед моя милая мама,

Провожая отца на войну. 

Обелиск 

image025.png

Фото Р.Д. Кучко

На обелиске высечены лица. 

Они глядят из прошлого на нас. 

Их голоса из прошлого мы слышим: 

Мы жизнь отдали, защищая вас! 

Как молоды мы были в сорок пятом! 

Такими остаемся навсегда. 

Стоят в строю погибшие солдаты, 

Их старость не коснется никогда. 

Растут вокруг деревья вековые 

Как часовые, выстроились в ряд, 

Здесь ели изумрудно-голубые 

И блики вечной памяти горят. 

Печаль здесь тает 

в колокольном звоне, 

Воздвигнут рядом православный храм. 

Приди сюда с цветами и с поклоном: 

Они Победу подарили нам. 

Россию-мать любили больше жизни 

И за нее пошли в последний бой... 

Давайте так беречь свою Отчизну, 

Как те, кто заслонил ее собой.




Возврат к списку